. Бой в Тюбкараганском заливе 1919г. | Водный Мир

Бой в Тюбкараганском заливе 1919г.

Бой в Тюбкараганском заливе или Бой у Форт-Александровского 21 мая 1919 г. — сражение между кораблями красной и англо-белогвардейской флотилий у северо-западного побережья полуострова Мангышлак. Крупнейшее сражение на Каспийском море во время Гражданской войны в России. 
21 мая 1919 г. в 11.30 красные обнаружили на горизонте дымы вражеской флотилии, приближавшейся с запада в кильватерной колонне. В 12.25 из Тюбкараганского залива на внешний рейд вышел на двух исправных котлах эсминец «Москвитянин» и минный заградитель «Демосфен». У входа в бухту уже стояли на якорях флагман отряда «крейсер» () «Каспий» и баржа-плавбатарея № 2. С берега флотилию поддерживала полевая батарея из четырёх 75-мм орудий..

Командующий красными кораблями А. В. Сабуров приказал атаковать противника катерам и подводным лодкам. «Минога» отказалась выполнить приказ из-за неисправности с дизелями (которые, впрочем, были ей не нужны при подводном плавании) и отошла к базе на электромоторе, но лодка «Макрель» направилась в море. Глубина фарватера не превышала 7 метров, а осадка лодки под перископом составляла 6,7 метра. Чтобы увеличить запас воды под килем, «Макрель» выходила из залива с опущенным перископом. Атаковать противника, однако, «Макрель» не могла — из-за мелководья подводная минная стрельба была невозможна, так как торпеды должны были зарываться в грунт.

Три красных сторожевых катера провели демонстративную атаку, не приближаясь к противнику и стреляя из своих 47-мм и 37-мм орудия с большими недолетами. Пользуясь превосходством в скорости над тихоходными вражескими кораблями (флотилия Норриса шла на 7 узлах), катера совершали стремительные манёвры, по воспоминаниям участвовавшего в сражении белогвардейского мичмана Н. Н. Лишина, «крутились между нами и берегом, то приближаясь к нам, то удаляясь, то поворачивая прямо на нас, то идя параллельным курсом». Но демонстративная атака не имела результата. Англо-белогвардейская флотилия даже не стала отвечать на огонь катеров, продолжая двигаться кильватерным строем к Тюбкараганскому заливу. По другим данным, в ходе атаки красные потеряли катер «Счастливый»

Большего успеха добилась конная полевая батарея красных, выкатившая на берег и с ходу открывшая огонь по проходившим мимо кораблям противника. В 13.05 в бой вступила и артиллерия красных кораблей. «Москвитянин» и «Демосфен» маневрировали между входом в бухту и лежавшей севернее мелью. «Каспий» и плавбатарея стреляли с якоря. Полевая батарея, сменив позицию после накрытия, сама пристрелялась по флагману Норриса. «Президент Крюгер» получил попадание в район жилых кают, на нём вспыхнул пожар, впрочем, тут же потушенный водой из перебитого бранспойта. Два попадания с плавбатареи (по другой версии – с «Москвитянина») были в «Нобиль», который имел серьёзные повреждения в машинном отделении и вышел из колонны.

Повреждения «Нобиля», видимо, побудили флотилию Норриса к временному отступлению. Корабли под английскими флагами повернули на юг и, к ликованию красных, стали удаляться. Однако в 13.47 Норрис повернул на обратный курс и повторил нападение. На этот раз успех был полностью на стороне англичан. По словам Лишина, огонь красных был хотя и сильным, но неорганизованным: «Море вблизи и вдали от наших кораблей кипело разрывами, но ясно было, что большевики не способны корректировать своей стрельбы, так как одновременно стреляли их орудия из трех разных направлений, по разным целям, и одни мешали пристрелке других. Никакой согласованности или общего управления огнем не было».

Стрельба с кораблей Норриса была гораздо более меткой. В 14.20 идущий в голове колонны «Президент Крюгер» открыл огонь с дистанции 70-кабельтовых, а в 14.25 уже дважды поразил красную плавбатарею с наиболее мощными 6-дюймовыми орудиями. На барже вспыхнул пожар, она прекратила огонь, сильно накренилась и через некоторое время затонула. Следовавшие за «Крюгером» другие крейсера, которым из-за закрывавшего им сектора обстрела флагмана было затруднительно стрелять по бухте, уничтожали полевую батарею, бившую по ним с фланга. На «Москвитянине» вышел из строя последний исправный котел. Лишившись возможности маневрировать, эсминец на остатках пара направился к берегу и приткнулся к Соляной пристани, его команда бежала на берег.

Флотилия Норриса приблизилась к стоявшим в бухте красным судам на расстояние в 30 кабельтовых и сделала поворот вправо: «Теперь все корабли могли уже работать бортовым огнем по главным целям и, повинуясь указаниями крюгеровского артиллериста, стали забрасывать большевистские корабли снарядами. Стрельба оказалась действительной: то здесь, то там в куче большевистских кораблей стали вспыхивать пожары». Под обстрелом «Каспий» и «Демосфен» отошли в бухту к другим судам, скученно стоявшим у стенок гавани.

В 14.50 снаряд попал в плавбазу подлодок «Ревель», где вспыхнул пожар. В зону пожара попала и стоявшая у «Ревеля» подлодка «Минога», на которой обгорела рубка. «Минога» пыталась отойти от «Ревеля», но на её винт намотало швартовый. С большим трудом лодку отбуксировали до взрыва в сторону с помощью шлюпки. Горящий «Ревель» понесло на минный транспорт «Туман» и посыльное судно «Гельма». Последующий сильнейший взрыв уничтожил все три судна. Также в ходе обстрела погибли судно-продбаза «Зороастр» и несколько малых шаланд.

Огонь с «Ревеля» перекинулся и на стоявший рядом «Демосфен». Почти одновременно на флагманском «Каспии» было сбито одно из орудий и поврежден котел. Фактически все боевые корабли красных были выведены из строя и командующий Сабуров, который перешёл на посыльное судно «Крейсер», приказал командам покинуть корабли, приготовив их к затоплению. На «Каспии» были открыты кингстоны, а «Демосфен» получил приказ добить вспомогательный крейсер орудийным огнем, но из-за пожара не смог это сделать. Вскоре команда оставила и горящий заградитель, выбросив замки орудий и пулеметы за борт.

Не встречая больше ответного огня, флотилия Норриса продолжала обстрел с дистанции 30-40 кабельтовых. В 15.15 над бухтой появилось два английских гидросамолета, обстрелявших красные суда из пулеметов и сбросивших на них бомбы. В 16.00 корабли под британскими флагами внезапно прекратили огонь и ушли в море. Отход вражеской флотилии приписывал себе в заслуги командир лодки «Макрель» Г. А. Шредер, утверждавший, что неприятель, обнаружив в море его субмарину, «повернул обратно, сосредоточив весь огонь на квадрате нахождения лодки, что спасло от полного разгрома находившиеся в гавани суда с минами заграждения и снарядами». Мнения о том, что англичане бежали, испугавших торпедной атаки «Макрели», придерживался в своем рапорте в Москву и командующий флотилией Сакс, эта версия нашла отражение и в последующей советской литературе.

Мичман Лишин причиной прекращения боя указывает исчерпание боезапаса – корабли выпустили более 1700 снарядов и на каждом из них оставалось всего около 50 штук. Впрочем, скорее всего коммодор Норрис просто посчитал свою задачу выполненную. В море его флотилия встретила авиатранспорт «Аладир Усейнов», на котором базировались и торпедные катера. Несмотря на спокойную погоду, идеальную для торпедной атаки, катера не были спущены на воду, чтобы нанести по красным в гавани завершающий удар. Возможно, на это решение повлиял неудачный опыт подавления восстания на кораблях бывшей русской Каспийской флотилии в Баку в конце февраля 1919 г., когда у английских катеров в решающий момент заглохли моторы. Корабли Норриса получили в бою повреждения, возникли и технические неполадки. Когда требовавшие ремонта суда были отправлены в Петровск или Баку, у британского командующего остались только крейсера «Президент Крюгер» и «Вентюр» и авиатранспорт «Аладир Усейнов», чьим самолетам вскоре удалось добиться большого успеха.

Оставить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Thanx: Radlix
Яндекс.Метрика