. Торпедный катер «ТКА-94» | Водный Мир

Торпедный катер «ТКА-94»

Торпедный катер "ТКА-94"5 февраля 1923 года Главное морское техническо-хозяйственное управление Народного комиссариата по морским делам РСФСР предложило Центральному аэрогидродинамическому институту (ЦАГИ) спроектировать для флота первый отечественный торпедный катер. Был нужен боевой корабль, который мог бы действовать при волнении моря до трех баллов. Легкое прикрытие защищало бы его жизненно важные части и экипаж от пуль и осколков. Кроме того, катера должны были быть достаточно компактными, чтобы помещаться на палубе крейсеров, которые доставили бы их к побережью и базам противника.Проектированием торпедного катера в мае 1925 года занялись талантливые инженеры С. С. Четвериков, Н. В. Грибов, В. М. Петляков, А. А. Архангельский, Н. С. Некрасов. Возглавил всю эту бригаду будущий академик, создатель целой плеяды знаменитых самолетов А. Н. Туполев.

К флотскому заданию авиационники подошли творчески: материалом для корпуса катера они взяли тогдашнюю новинку — легкий дюраль, использовали мощные и легкие самолетные двигатели, а на днище катера сделали выступ — редан. Такой корабль, набрав ход, не вспарывает волны острым форштевнем, а скользит по водной поверхности. В те годы наша промышленность еще не успела освоить производство авиамоторов, поэтому 600-сильные «Райт-Тайфуны» пришлось купить за границей. Гребные валы и винты были отечественного производства.

В марте 1927 года готовый катер из мастерских ЦАГИ был погружен на железнодорожную платформу и 17 марта спущен на воду в Севастополе. За испытаниями «Первенца» — такое наименование получил этот катер — следили и А. Н. Туполев со своими коллегами из ЦАГИ, и заказчики.

Моряки были довольны. Глава приемной комиссии Ю. Шельтинга в приемном акте отметил: «ЦАГИ выполнил поставленное ему задание полностью, и глиссер независимо от некоторых недочетов специального военно-морского характера подлежит приему в состав Военно-Морских Сил РККА». Но именно эти самые недочеты — недостаточная мореходность и слабое вооружение — помешали «Первенцу» пойти в серийное производство. Поэтому в мае 1928 года ЦАГИ был выдан заказ на постройку более совершенного катера.

Уже 3 сентября 1928 года новый АНТ-4 («Туполев») был спущен на воду. В это же время комсомольско-молодежный коллектив одного из заводов приступил к серийной постройке. До 1932 года наш флот получил десятки таких катеров, названных «Ш-4». На Балтике, Черном море и Дальнем Востоке вскоре появились первые соединения торпедных катеров.

Но «Ш-4» был еще далек от идеала. И в 1928 году флот заказал ЦАГИ еще один торпедный катер, названный в институте «Г-5». Это был новый по тем временам корабль — в его кормовой части находились желобные аппараты для мощных 533-миллиметровых торпед, а на ходовых испытаниях он развил невиданную скорость — 58 узлов с полным боезапасом и 65,3 узла без нагрузки. Военные моряки сочли его лучшим из существующих торпедных катеров как по вооружению, так и по техническим свойствам. В следующем десятилетии было выпущено более трехсот торпедных катеров этого типа.

Они явились основой нашего москитного флота в 30-е годы, прошли огневое крещение в Испании и в Великой Отечественной войне. На всех морях они не только выходили в лихие торпедные атаки, но и ставили минные заграждения, охотились за вражескими подводными лодками, высаживали десанты, осуществляли охрану кораблей и конвоев.

Об одном из катеров этого типа, малочисленный экипаж которого делал все возможное в достижении победы над врагом, пойдет наш рассказ.

Заложенный 10 января 1939 года в Ленинграде, этот корабль уже 18 июня того же года был принят от промышленности и 11 сентября под номером 173 зачислен в состав 3-го дивизиона бригады торпедных катеров Краснознаменного Балтийского флота. 25 мая 1940 года катер был переведен в состав отдельного отряда торпедных катеров Охраны водного района Лиепайской военно-морской базы и переименован в «ТКА-57».

В Лиепае он встретил начало Великой Отечественной войны и уже в первый день боевых действий открыл пулеметный огонь, отражая налеты вражеской авиации. В составе отряда, которым командовал капитан-лейтенант С. А. Осипов, ставший вскоре Героем Советского Союза, он обеспечивал развертывание на боевые позиции подводных лодок и постановку оборонительных минных заграждений базовым тральщиком «Т-204» («Фугас»), а когда поступил приказ нашим войскам оставить город, он, приняв на борт представителей командования и штаба базы, убыл сначала в Вентспилс, а затем на Моонзундские острова.

Катер «ТКА-57» под командованием капитан-лейтенанта А. М. Хоруженко неоднократно совершал дерзкие набеги на вражеские коммуникации в Рижском заливе. Так, 27 августа 1941 года, следуя с тремя другими торпедными катерами, он атаковал два буксирных парохода противника и, нанеся им серьезные повреждения, вынудил выброситься на прибрежную отмель.

2 сентября, получив данные от воздушной разведки о движении неприятельского конвоя, «ТКА-57» вышел в море и после полудня, сблизившись с противником, точным ударом поразил сразу два корабля охранения, один из которых был затем добит и потоплен катерами «ТКА-67» и «ТКА-154».

Через пять дней катер был включен в 4-й дивизион бригады торпедных катеров Балтийского флота и переименован в «ТКА-94». После оставления нашими войсками Моонзунда он перешел в Кронштадт.

В 1942 году «ТКА-94» продолжал выполнять задачи по поиску кораблей и конвоев противника в Финском заливе, производил минные постановки на шхерных фарватерах, подходах к портам и базам врага, защищал коммуникации между Кронштадтом и островами в Финском заливе.

Ночью 23 августа 1943 года под командованием старшего лейтенанта В. М. Жильцова, ставшего в 1944 году Героем Советского Союза, выйдя в составе группы на очередной поиск вражеских дозорных кораблей, «ТКА-94» обнаружил финский минный заградитель «Риилахти» и произвел по нему торпедную атаку. После сильного взрыва торпед корабль противника погрузился на дно. Продолжая активные поиски неприятельских кораблей, «ТКА-94» в ночь на 5 и 6 сентября на Южном Гогландском плесе потопил два вражеских тральщика. В последнем бою «девяносто четвертый», прикрывая атаку других катеров, получил три прямых попадания 20-миллиметровых артиллерийских снарядов, взрывами которых были разбиты радиорубка и баллон дымаппаратуры. Вытекающая из него кислота стала заполнять моторный отсек едкими газами. От недостатка кислорода стали перегреваться и глохнуть моторы, но личный состав продолжал находиться на боевых постах. Тяжелораненый радиотелеграфист И. И. Макаренко сумел срастить порванную осколком антенну и поддерживал связь с командиром группы до конца боя. Командир катера, несмотря на ранение в голову, мужественно управлял кораблем и привел его в базу. В корпусе катера было обнаружено 24 пробоины.

Настал 1944 год. В эти дни балтийские катерники, действуя из передовых маневренных баз, одержали ряд блестящих побед.

Вечером 30 мая «ТКА-94» в составе 1-го гвардейского дивизиона под прикрытием авиации совершал переход с Лавенсари в Нарвский залив для перебазирования в Гакково. Неожиданно с одного из самолетов был замечен крупный отряд кораблей противника. Разбившись на две группы, советские катера под прикрытием дымовых завес устремились в атаку. Как и в предыдущих боях, удар «девяносто четвертого» был снайперским — окутавшись клубами дыма, вражеский сторожевой корабль скрылся в морской пучине. Это была шестая победа гвардейского экипажа.

…Беда пришла неожиданно. 20 июня 1944 года, направляясь на очередной поиск неприятельских кораблей и конвоев в Нарвский залив, «ТКА-94» подорвался на мине и, несмотря на героические усилия экипажа по борьбе за живучесть, затонул…

Водоизмещение полное 14,5 т; длина 19,1 м, ширина 3,4 м, осадка 1,2 м; мощность моторов 1350 л. с.; скорость хода максимальная 50 уз. Вооружение: 2 533-мм торпеды и 212,7-мм пулемета. Принимал на борт 4 якорные мины. Экипаж 6 человек.

Оставить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


Thanx: Radlix
Яндекс.Метрика